Волки и медведи “Волки и медведи” Фигля-Мигля в этом году стал лауреатом премии “Национальный бестселлер”. Автор, чьи предыдущие книги не пользовались большим успехом (разве что “на Охте”, выражаясь языком “волков и медведей”, то есть в Спб.), теперь “проснулся знаменитым”. Особенно на это поработала команда его издателей из “Лимбус-пресс”, которая по совместительству заправляет “Национальным бестселлером”.

На церемонии вручения премии и произошло раскрытие авторского инкогнито. Оказалось, Фигль-Мигль — это 43-летняя Екатерина Чеботарева, филолог по образованию. Интересно, почему издатели загадочного автора из “Лимбус-пресс” называли четвертый по счету роман дебютом. До “Лимбуса” романы Фигля-Мигля печатались в толстых литературных журналах — “Неве” и “Звезде” (“Тартар лтд”, “В Бога веруем”, “Мюсли”). Четвертую книгу “Щастье”, названную дебютом, в 2010 году издали в авторитетном твердом переплете. За ней последовал роман “Ты так любишь эти фильмы”, прошедший и в лонг-лист премии “Нос”, и в шорт-лист того же “Нацбеста”. “Волки и медведи” — часть дилогии, начатой “Щастьем”. Здесь одна и та же мифология, те же персонажи. Путешествие за реку, как и в “Щастье”, предваряется зловещим диалогом: “А что там на востоке? – Волки и медведи”.

Город (Санкт-Петербург) служит подходящей декорацией для антиутопии. Действие переносится из Охты в Автово: между районами пролегли границы. Там замышляет новую империю Канцлер Николай Павлович, за чертой Города правят контрабандисты, анархисты и прочий темный и мрачный люд. За рекой Невой начинается “восток”, где живут “волки и медведи”. Китайцы, по слухам, планируют интервенцию. Канцлер Николай Павлович снаряжает восточную экспедицию, дабы подчинить одичалых. В экспедицию направлен и главный герой, Разноглазый, обладающий волшебным даром избавлять других то ли от видений, то ли от остатков совести.

Вместо “Волки и медведи” читателю все время хочется сказать “Волки и овцы”, но в этой антиутопии “овец”-то и нет. Жертвами числятся “радостные”, они же душевнобольные, а также “погорельцы и школьные учителя”. Все остальные давно уже “волки”: в городе регулярно случаются бои между “ментами и народными дружинами”. Серийный убийца Сахарок вершит свое черное дело. Да и любой петербуржец в мире Фигля-Мигля может сделать заказ “снайперу”. А тот в память о каждом выстреле делает на своей щеке симпатичную татуированную слезу.

“Волки и медведи” – новая отчаянная попытка интеллигентской политической сатиры, ответ московским “Дню опричника” Сорокина и “Ж.Д.” Быкова. “Жестокий узурпатор” Николай Павлович, совершающий одно преступление против человечности за другим, стравливает подчиненных — гвардейцев-опричников и боярскую гопоту. Он отказывает интеллигентам в “цветущей сложности”. Но и население не отстает от своего правителя: “беспредел входит в состав воздуха”. Пока одни дичают в снегах, другие неплохо ужинают в гостинице “Англетер”, потому что потом их все равно “проглотят варвары”. Коллекция интеллигентских страхов в романе собрана, но укутана в туманы Достоевского и Андрея Белого.

Зачин романа (вместо эпиграфа):

“Со второго этажа
Полетели три ножа.
Красный, белый, голубой –
Выбирай себе любой!”