Джоэл Харрингтон «Праведный палач»
Цена: 14.99
Интереснейшая книга британского историка Джоэла Харрингтона «Праведный палач» имеет подзаголовок: «Жизнь, смерть, честь и позор в XVI веке». О чем же пойдет речь? Однажды профессор истории Джоэл Харрингтон на пыльных полках букинистического магазина в Германии обнаружил дневники Мейстера Франца Шмидта, написанные в XVI веке в городе Нюрнберге. В течение 45 лет господин Шмидт убил и искалечил сотни людей. Он работал палачом. Уникальный исторический документ не должен был кануть в Лету. Так родилась эта книга о глубоко религиозном человеке, мечтавшем о медицинской практике, прекрасном семьянине и настоящем серийном убийце по профессии.

Эта книга заметно выделяется на фоне других исторических работ. Она не только очень захватывающе написана и снабжена уникальными иллюстрациями. Здесь не просто рассказана история эпохи, «великого и ужасного» XVI века, но и затронуты очень современные вопросы — нравственность применения смертной казни, человеческая жестокость и возмездие. Вопросами этими задавался мейстер Шмидт неспроста.
Это в Средние века все было просто и понятно (незыблемая пирамида: Духовенство/клирики – Феодалы/воины – Народ/пахари), а вот Новое время принесло не только Возрождение интереса к античности, но и бунт против основ Церкви, конец феодализма и страшные восстания масс. Как следствие – война стала «плохой», Церковь раскололась, милосердие уступило место небывалой в Средние века жестокости, преступления и наказания в своей чудовищности превзошли предыдущие эпохи. Напомним, кстати, что именно в Новое время было сожжено и утоплено наибольшее число ведьм и колдунов, а не в Средние века, когда Инквизиция занималась, в основном, еретиками и сжигала лишь наиболее упертых и отказавшихся отречься от ереси. А вот настоящая охота на ведьм началась именно в XVI веке…

Искренние и подробные дневники палача отражают мучительные попытки Франца Шмидта примирить ремесло с верой, рассказывают о понимании справедливости, наказания и человечности в XVI веке и параллельно показывают, как недалеко ушли от Средневековья наши представления.