Захар Прилепин «Некоторые не попадут в ад»

Захар Прилепин в особых представлениях не нуждается, он и так один из самых популярных современных русских писателей. Его новая автобиографическая книга «Некоторые не попадут в ад» о событиях последних лет в Донбассе, очевидцем и участником которых был автор, разумеется, вызвала бурю эмоций в обществе: от негодования в либеральных кругах до поддержки и одобрения патриотов. Первые, конечно, напирают на то, что это, прежде всего, «слабая проза» (а как иначе?…), мол, Захар исписался и теперь вымученно изображает из себя Хемингуэя. Вторые, напротив, подчеркивают, что только так и надо писать о Донбассе как линии разлома и раскола «русского мира». Тем более, что другие-то не пишут. Да, и Захар вначале не хотел, по его собственному признанию:

«И мысли не было сочинять эту книжку.
Сорок раз себе пообещал: пусть всё отстоится, отлежится — что запомнится и не потеряется, то и будет самым главным.
Сам себя обманул.
Книжка сама рассказалась, едва перо обмакнул в чернильницу.
Известны случаи, когда врачи, не теряя сознания, руководили сложными операциями, которые им делали. Или записывали свои ощущения в момент укуса ядовитого гада, получения травмы.
Здесь, прости господи, жанр в чём-то схожий.
…Куда делась из меня моя жизнь, моя вера, моя радость?
У поэта ещё точнее: “Как страшно, ведь душа проходит, как молодость, и как любовь”».

Захар Прилепин — прозаик, публицист, музыкант, телеведущий, обладатель премий «Большая книга», «Национальный бестселлер» и «Ясная Поляна». Автор романов «Обитель», «Санькя», «Патологии», «Чёрная обезьяна», сборников рассказов «Семь жизней», «Восьмёрка», «Грех» и «Ботинки, полные горячей водкой», сборников публицистики «К нам едет Пересвет», «Летучие бурлаки», «Не чужая смута», «Все, что должно разрешиться…», а также биографической книги «Взвод. Офицеры и ополченцы русской литературы».

Цитаты:
«Два батальонных года был занят, как ощенившаяся собака: метался, принюхивался, что-то вечно тащил в зубах, бессмысленно глядя скисшими от натуги глазами себе под ноги. 
Собственный батальон оказался зверской заботой».

«На кроватях лежали бойцы, не открывавшие глаз и не шевелившиеся при нашем с комбатом появлении. 
— Они мёртвые? — спросил я всерьёз. — Или муляжи? 
— Устали, — ответил комбат».

«Я смотрел куда-то туда, в сторону, откуда пришёл тугой и огромный звук, — но видел только Тайсона, волочившего козу: в момент взрыва он остановился, чуть нагнув голову. Отпечаток этого кадра вклеен в меня навек: поле, трава, грязное стекло „козелка“, мёртвое животное, живой боец».

Цена: 9.99