Андрей Иванов. Харбинские мотыльки

ivanov harbinskije

9.99 EUR (7.02 LVL)

Роман живущего в Эстонии русского писателя Андрея Иванова «Харбинские мотыльки» стал лауреатом «прохоровской» литературной премии «НОС» (расшифруемой двояко: «новая социальность» и «новая словесность») и вошел в шорт-лист «Русского Букера», которого, впрочем, не получил скорее по политическим соображениям, нежели эстетическим. Роман Иванова нам особенно интересен, поскольку история русских эмигрантов в Эстонии 20-х гг. ХХ века очень похожа на то, что происходило после революции 1917 года здесь, в Латвии. Роман Иванова вызвал целый шквал публикаций в русской эстонской и российской прессе, причем россияне, отдавая должное таланту автора, стремились особенно подчеркнуть его якобы «вторичность» по отношению к таким мэтрам русской эмигрантской словесности, как Владимир Набоков, Гайто Газданов, Иван Бунин, с которыми наиболее часто его сравнивали. Вот что пишет в своей рецензии Майя Кучерская, и ее отзыв является как бы квинтэссенцией отношения к зарубежному соотечественнику со стороны коллег-россиян:

«Роман довольно тонко передает атмосферу выморочности и абсурда накануне взрыва Второй мировой войны, пошлость и тошнотворность бытия в городе накануне гибели. И все же для лауреата премии, декларирующей любовь к новизне, он поразительно вторичен: призраки героев Набокова, Газданова, Бунина и их бесчисленных подражателей ухмыляются из каждого абзаца.  Понятное соображение, что это стилизация, почти пародия, что о вычурном пошляке и рассказывать надо соответствующим образом, не спасает дела: «Харбинские мотыльки» умело написаны, грамотно сделаны, недостает им самой малости — свежести, оригинальности, жизни…»

Смею заметить, что Кучерская отчаянно неправа. Кажется, она не поняла главного: уровень гротеска и сатирическая тонкость «Харбинских мотыльков» превосходят все, что есть в современной российской русской литературе, и если уж сравнивать Иванова, то с Булгаковым и Зощенко, как это ни странно, с советскими писателями, а не эмигрантскими. В общем, скучать читателю не придется. Роман на зависть хорош, за что совершенно справедливо и получил (в) НОС.

В книге описаны 20 лет жизни художника Бориса Реброва, который вместе с армией Юденича семнадцатилетним юношей покидает Россию. По пути в Ревель он теряет семью, пытается найти себя в чужой стране, работает в фотоателье, ведет дневник, пишет картины и незаметно оказывается вовлеченным в деятельность русской «фашистской» партии…

Данное издание примечательно не только «Харбинскими мотыльками», но и включением в сборник еще одного романа Иванова «Горсть праха», произведения не менее интересного и захватывающего, образующего с «Мотыльками» условную дилогию – не по сюжету, а по смыслам.

Здесь время действия 200(N) год. В Таллинн после 7 лет скитания по Скандинавии возвращается эстонский русский, некогда «дерзкий молодой человек» из местной богемы, на которого в 90-х «спустили саблезубых бандитов и гнилых ментов». Он сильно изменился за эти годы и пытается как-то найти место в жизни на своей русской эстонской родине. Напрашивается сравнение с Веллером и Довлатовым. Так вот – на веллеровские «эстонские» произведения «Горсть праха» ничуть не похожа, зато живо напоминает довлатовский «Компромисс». Скажем так, «Компромисс» 30 лет спустя. В романе есть замечательный анекдот: Сидят на дубе три вороны – Эстония, Латвия, и Литва – ну, и конечно, у каждой во рту кусок сыра… Стоп. Предоставим читателю самому оценить грустный юмор Андрея Иванова и его персонажей. Появление автора такого уровня в современной русской Балтии – приятный сюрприз.