«Беседы о вере»  архиепископа Белгородского и Старооскольского Иоанна (Попова) и журналиста «Российской Газеты», писательницы Марии Городовой «Любовь долготерпит», а также книги священника Ярослава Шипова и писателя Николая Коняева рассказывают о вечном и неизбывном, о том, как жить по любви, верой и правдой.

Священник Ярослав Шипов. Райские хутора

Книга священника, писателя и общественного деятеля о. Ярослава Шипова «Райские хутора» — это сборник рассказов о современной России и о ее недавнем прошлом, о людях простых, но интересных, исполненных внутренней духовной силы, или, наоборот, пытающихся противостоять слабостям, искушениям и неправде. «Райские хутора» продолжают серию, начатую книгами «Несвятые святые» о. Шевкунова и «Небесный огонь» Олеси Николаевой. Ярослав Алексеевич Шипов родился в Москве в 1947 году. Окончил Литературный институт. Работал в журналах «Литературная учеба», «Наш современник», в издательстве «Современник». В советское время были опубликованы его рассказы и повести «Путешествие на линию фронта» (1981), «Шел третий день» (1984), «Западная окраина» (1986). Состоял в редакционной коллегии журнала «Наш современник». А в 1991 году стал священником и уехал из столицы поднимать приходы в Вологодской области. Он был в числе тех подвижников, благодаря которым стало возрождаться Православие в России. Об этом возрождении и рассказывают его книги. В литературном плане рассказы о. Ярослава – дань Лескову и той традиции русской классической прозы, которая не искала великое в малом, но с любовью рассматривала это малое, заботилась о нем со всеми его слабостями, чувствовала в этом малом скрытый духовный резерв народа, основанный на трудной работе по добыванию хлеба насущного, на единении с природой, на памяти предков. Ничего этого мы не найдем в «маленьких людях» русской классики, вышедших из гоголевской «Шинели». Единственным великим русским писателем, сделавшим попытку (до сих пор спорят – удачную ли?) переменить не только точку зрения на народ, но и впрячься в соху – был Лев Толстой. Остальные – либо изначально были с народом, как Лесков, либо остались при своих сословиях и имениях. Персонажей Шипова можно лишь формально назвать «маленькими людьми». Наверное, потому, что они – не городские. Советская власть, казалось бы, под корень уничтожила русское крестьянство, русское село, деревню, маленький городок, местечко – сколько об этом написано было и сказано – но вот, читая о. Ярослава, с удивлением обнаруживаешь, что нет, не все выкорчевано и сожжено. На пепелище прорастают робкие ростки новой жизни. На «Райских хуторах».

Митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн, Мария Городова. Любовь долготерпит. Беседы о вере

Книга бесед архиепископа Белгородского и Старооскольского Иоанна (Попова), руководителя миссионерского отдела Русской Православной Церкви и журналиста «Российской Газеты», писательницы Марии Городовой «Любовь долготерпит». В книгу вошли беседы архиепископа Иоанна, которые на протяжении нескольких лет он вел с журналистом Марией Городовой в рамках рубрики журнала «Крестьянка», отвечая на вопросы читателей. Более пяти лет Мария Городова вместе с архиепископом Белгородским и Старооскольским Иоанном вела религиозную рубрику в крупнейшем глянцевом журнале России. Среди интервью знаменитостей, статей на злобу дня и новостей культуры и моды — были беседы о Боге. После каждого номера приходила огромная почта. В основном, с вопросами, на первый взгляд, простыми: «Почему женщина в храме должна обязательно быть в косыночке?», «Зачем Богу надо, чтобы мы постились?», но и фундаментально-философскими: «Откуда взялось в мире зло?» В одних кокетливо пряталось личное: «А разве любовь может быть грехом?», в других кричала неприкрытая боль: «Но если Бог есть, то почему страдают невинные дети?..» «Такой мере искренности надо было соответствовать, чтобы ответить на такую боль, надо еще найти слова, пишет Мария Городова в предисловии к этой книге. — И эти слова, по счастью, уже были. «Я думаю, что мы никогда не дадим народу ничего лучшего, потому что там находишь всю человеческую жизнь» — сказал Пушкин о Библии. И действительно, о чем бы мы ни разговаривали, о том ли, что делать с распоясавшимся соседом или как воспитывать детей, о том, как перенести смерть близкого человека, или о том, почему говорят, что браки «свершаются на небесах», мы неизменно возвращались к Библии. Мы рассказывали, почему Бог попустил, чтобы страдал праведник Иов, и об истории любви царя Давида к Вирсавии. Истории любви, которой, кстати, уже три тысячи лет. О двух братьях – Каине и Авеле, и о жене Лота, которая все-таки обернулась… О троекратном отречении Петра, и о его же подвиге веры. Оказалось, что это захватывающее занятие – преломлять современное через призму Вневременного, в переменчивых бликах своего сиюминутного угадывать сияние Вечного. «Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же лицом к лицу; теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан» — это апостол Павел объясняет в Первом послании к коринфянам о нашем «теперь» и будущем «тогда» (1 Кор. 13. 12.)  Каждый журналист знает: если материал забирают «почитать домой» сотрудники редакции – люди чтением избалованные, то значит, ты попал в тему, значит, это резонирует. Коллеги убеждали меня, что это так, что пора садиться за книгу, но сама тема казалась мне такой необъятной… И вот как-то, когда одна из наших старейших сотрудниц, в красках рассказывала, как какой-то молодой человек в метро чуть не свернул себе шею, читая вместе с ней верстку материала (а материал, кстати, назывался «Наказывает ли Бог?»), а потом и вовсе, видя, что она собирается выходить, упросил ее дать дочитать, я поняла, что пора. Эта книга перед вами. Разговор в ней идет об отношениях человека и Бога, творения и Творца, создания и Создателя».

Николай Коняев. Дальний приход

В юности душа живет, не отдавая никому отчета в своих желаниях и грехах. Что, например, страшного в том, чтобы мальчишке разорить птичье гнездо и украсть птенца? Кажется, что игра не причинит никому вреда, и даже если птенец умрет, все в итоге исправится каким-то волшебным образом.
В рассказе известного православного писателя Николая Коняева действительно происходит чудо: бабушка, прозванная «птичьей» за умение разговаривать с пернатыми на их языке, выхаживает птенца, являя детям чудо воскрешения. Коняев на примере жизненной истории показывает возможность чуда в нашем мире. И вселяет веру в то, что душа может расти к Богу, тоже осознавая себя как чудо.
В новой книге Коняева «Дальний приход» собраны рассказы, каждый из которых станет для читателя лучиком надежды во мраке сомнений и грусти.