В октябре-ноябре нас ждет немало интересных новинок русской и переводной прозы и беллетристики. Это, прежде всего, долгожданный «Цвингер» Елены Костюкович, сборник рассказов «Русские дети», «День, когда я стал настоящим мужчиной» А. Терехова и многое другое.

 Елена Костюкович. Цвингер

Память, величайший дар, оборачивается иногда и тяжким испытанием. Герой романа «Цвингер» Виктор Зиман «болен» памятью. Он не может вырваться из-под власти прошлого. История его деда, отыскавшего спрятанные нацистами сокровища Дрезденской галереи, получает экстремальное продолжение во время Франкфуртской книжной ярмарки 2005 года. В водовороте захвативших Виктора приключений действуют и украинские гастарбайтеры в сегодняшней Европе, и агенты КГБ брежневской эпохи, и журналисты «свободных голосов», вещавшие во времена холодной войны и разрядки, и русские мафиози, колонизующие мировое пространство. «Цвингер» многогранен: это и криминальный триллер, и драматическая панорама XX века, и профессиональный репортаж (книжная индустрия отображена «изнутри» и со знанием дела), и частично автобиография — события основаны на семейной истории автора, тщательно восстановленной по архивным материалам.

P.S. подробней о Елене Костюкович читаем публикации в различных мировых изданиях, в том числе о встрече с читателями в нашем книжном кафе «Полярис»:

http://www.elkost.it/facts/meeting-with-the-writer-elena-kostyukovich-in-riga-delfi-lv-04032013/

http://www.svoboda.org/content/transcript/25023963.html

http://www.elkost.it/interviews/ludmila-ulitskaya-in-conversation-with-maya-peshkova-echo-of-moscow30122012/

Александр Терехов. День, когда я стал настоящим мужчиной
Это истории о мальчиках, которые давно выросли, но продолжают играть в сыщиков, казаков и разбойников, мечтают о прекрасных дамах и верят, что их юность не закончится никогда. Самоирония, автобиографичность, жесткость, узнаваемость времени и места — в этих рассказах соединилось все, чем известен автор.
Автор романов «Крысобой», «Немцы», Каменный мост». Выпускник МГУ, еще в студенческие годы стал популярным журналистом «перестроечных изданий» «Огонек» и «Совершенно секретно». Книги Александра Терехова переведены на английский и итальянский языки.

 Русские дети

Знаете, как опытным путем убедиться, что Земля вертится? А то, что ангелы бывают нянями, об этом вы знаете? И что девочки превращаются в драконов, серые камни на самом деле серебряные, и Майкл Джексон будет отмщен? А мир наш был перевернут когда-то, давно, еще во времена шерстистых носорогов и саблезубых тигров, поставлен с ног на голову и так стоит на голове до сих пор? Не знаете — вернее, знали, но, повзрослев, забыли. Потому что такие знания даются исключительно детям, как прозрение, происходящее помимо опыта, ну, иногда взрослым, упорно цепляющимся за детство, как за борт подводного корабля, совершающего срочное погружение. И эти чудесные дары вручаются по справедливости, потому что детство — волшебная пора, усыпанная пыльцой рая, и дети непременно должны быть счастливы, пусть сами они далеко не всегда осведомлены о своем счастье. Ведь вся остальная жизнь — лишь расплата за это недолгое блаженство. В сборник «Русские дети» вошли рассказы, написанные специально для этой книги. За очень редкими исключениями. Состав авторов:Леонид Юзефович, Сергей Шаргунов, Макс Фрай, Владимир Тучков, Марина Степнова, Виктор Ч. Стасевич, Анна Старобинец, Владимир Сорокин, Александр Снегирев, Алексей Слаповский, Виталий Сероклинов, Роман Сенчин, Василий Семенов, Мария Семенова, Сергей Самсонов, Герман Садулаев, Андрей Рубанов, Олег Постнов, Евгений Попов, Людмила Петрушевская, Павел Пепперштейн, Сергей Носов, Татьяна Москвина, Вадим Левенталь, Майя Кучерская, Наталья Курчатова, Вячеслав Курицын, Павел Крусанов, Сергей Коровин, Наталья Ключарева, Максим Кантор, Шамиль Идиатуллин, Александр Етоев, Михаил Елизаров, Алексей Евдокимов, Ольга Дунаевская, Михаил Гиголашвили, Мария Галина, Евгений Водолазкин, Илья Бояшов, Владимир Богомяков, Белобров-Попов, Мирослав Бакулин, Василий Аксенов, Анна Матвеева.

 

Лев Рубинштейн. Скорее всего

Классик русской поэзии и ярчайший представитель школы московского концептуализма Лев Рубинштейн представляет свою новую книгу «Скорее всего» — сборник едких и остроумных авторских колонок, посвященных сегодняшней России.
Один из основоположников московского концептуализма, поэт, литературный критик, общественный деятель, едва ли не самый известный российский колумнист последних лет, Лев Рубинштейн всегда первым высказывается по важнейшим поводам. И каждый раз его едкие и остроумные колонки расходятся цитатами по соцсетям. Рубинштейн как никто умеет видеть мелочи, из которых складывается наша жизнь, и облекать свои наблюдения в слова. Новая книга Рубинштейна «Скорее всего» — это обновленный и разросшийся более чем в полтора раза сборник его колонок «Духи времени», выходивший пять лет назад. С тех пор многое изменилось, но глупость и невежество, о которых пишет Рубинштейн, остались неизменными и даже, кажется, разрослись.

Милан Кундера. Искусство романа

Впервые на русском языке эссе Милана Кундеры «Искусство романа».
Милан Кундера принадлежит к числу самых популярных писателей современности. Его книги, такие как «Невыносимая легкость бытия», «Вальс на прощание», «Бессмертие» и др., буквально завораживают читателя изысканностью стиля, умелым построением сюжета, накалом чувств у героев. Каждое новое произведение писателя пополняет ряд бестселлеров интеллектуальной прозы.

Мэтью Квирк. «500»

Майк Форд пошел по стопам своего отца — грабителя из высшей лиги преступного мира. Пошел — но вовремя остановился. Теперь он окончил юридическую школу Гарвардского университета и был приглашен работать в «Группу Дэвиса» — самую влиятельную консалтинговую фирму Вашингтона. Он расквитался с долгами, водит компанию с крупнейшими воротилами бизнеса и политики, а то, что начиналось как служебный роман, обернулось настоящей любовью. В чем же загвоздка? В том, что, даже работая на законодателей, ты не можешь быть уверен, что работаешь законно. В том, что Генри Дэвис — имеющий свои ходы к 500 самым влиятельным людям в американской политике и экономике, к людям, определяющим судьбы всей страны, а то и мира, — не привык слышать слово «нет».