В книге литературоведа и культуролога М.Н. Золотоносова исследуется деятельность ленинградской писательской организации в 1940—1960-е годы. Впервые публикуемые стенограммы и протоколы наиболее конфликтных партийных и общих собраний писателей позволяют выявить в их среде конфигурацию отдельных групп, борьбу между ними, столкновение идеологических позиций и роль вышестоящих партийных органов в их деятельности.

ZOLOT_COVER

Цитата: «(из доклада первого секретаря райкома Н. С. Косарева на районной партконференции 1964 года): «Член Союза писателей, член партии с 1927 г., автор произведений «Юнармия», «Азов» т. Мирошниченко встал на путь стяжательства. Построив дачу, на протяжении 10 лет т. Мирошниченко сдавал ее по спекулятивной цене. Находясь на излечении от алкоголизма в больнице, коммунист Мирошниченко поручал жене заплатить с этих нетрудовых доходов партвзносы. Возникает вопрос — может ли человек с такими частнособственническими тенденциями и психологией стяжателя воспитывать советских людей…»

В книге Михаила Золотоносова, автора таких литературоведческих «бомб», как «Другой Чехов», «Бронзовый век», «Логомахия», «Братья Мережковские», «Слово и тело» и др., реконструирована история ленинградской писательской организации, альтернативная по отношению к традиционной истории литературы, базирующейся на списках произведений и литературно-критических статей о них. Фактически более или менее изучены только несколько громких эпизодов: события 1946 и отчасти 1954 г., связанные с А. А. Ахматовой и М. М. Зощенко, борьба с космополитизмом в 1949 г., а также события 1963—1964 гг., связанные с И. Бродским и его «делом». Промежутки остались незаполненными, «непрерывная» история ленинградской писательской организации осталась ненаписанной, хотя понять историю ленинградской литературы в отрыве от истории ЛО Союза писателей как последовательно изученной истории собраний невозможно. Публикуемые и комментируемые документы, посвященные коллективной травле О. Ф. Берггольц, Б. Л. Пастернака, И. А. Брод­ского, А. И. Солженицына, откровенно демонстрируют многоликость таких, например, руководителей ленинградской писательской организации, как А. А. Прокофьев или Д. А. Гранин, и конформизм «писательской массы», всегда боявшейся свободы и приспособившейся к существованию в клетке.

19.99 ls